Показать содержимое по тегу: интервью

- Что именно в сценарии Соркина вам понравилось настолько, что вы решили взяться за съемку этого фильма?

- Когда я прочитал сценарий в первый раз, я решил, что нужно быть окончательно тронутым, чтобы отказаться от шанса снять этот фильм. У меня аж дыхание перехватывало. Я чувствовал, что никогда прежде не сталкивался ни с чем с подобным. Сценарий был написан идеально, и мне это крайне импонировало. Аарон очень необычно описал Стива Джобса – у него появились определенные черты характера, которых не было у прототипа, другие же, реально существующие, напротив, исчезли. Стив превратился в какого-то персонажа шекспировских пьес. Он может быть гипнотичным, жестоким, забавным. В сценарии Соркина я увидел множество людей, жизни которых попали под воздействие гравитации этой невероятной планеты по имени Стив Джобс. В нашей жизни иногда встречаются люди с такой внушительной энергетикой, что мы оказывается на орбите их планеты. Мы подстраиваем наши планы под Его желания и, кажется, не в состоянии вырваться из этого гравитационного плена. Он принуждает нас к самопожертвованию. Характер такого персонажа очень интересно исследовать. В Его жизни постоянно присутствуют люди, бесконечно Ему преданные. Те, кто не попал под тлетворное воздействие, называют Его монстром. В каком-то смысле Джобс и есть монстр. Прекрасным его делали отлично подвешенный язык... и две женщины.

- Вы говорили, что фильм не является байопиком, и вы не пытались воссоздать фактическую жизнь Джобса, но при этом все же ввели в картину реальных персонажей. Какие черты людей из команды Стива Джобса вы отразили в фильме?

- Мы бесконечно признательны Уолтеру Айзексону за его книгу и предельно точное и скрупулезное исследование. Но при этом мы хотели предложить зрителям взглянуть на жизнь Джобса под иным углом. Соркин описал свой сценарий, как «портрет импрессиониста». В фильме есть факты из реальной жизни, но по сути своей картина является абстракцией. Мы брали разные события из жизни Джобса (некоторые – реальные, другие – вымышленные) и рассматривали их через призму тех ключевых вех – запуска Macintosh в 1984 году, NeXTcube – в 1988-м и iMac – в 1998-м. Это не реальная жизнь, это – экстракт реальной жизни.

В сценарии Соркина рассказывается не только о личных качествах и характере Стива Джобса. Ведь он кардинально изменил наши жизни, то, как мы общаемся друг с другом. При этом сам он испытывал невероятные трудности в межличностном общении. Фильм также рассказывает и о его команде. Скажем так, мы показываем Джобса, как человека, который был способен вдохновить индивидуумов или группу людей на творчество. Наш Стив получился остроумным и с отличным чувством юмора. Мы показали, как людям нравится находить тех, кто способен воодушевить их на какие-то свершения. Можно сказать, что Джобс был одержим подобным перевоплощением тех, кто был с ним рядом.

- До начала съемок вы запаслись временем на репетиционный период, а потом снимали сцены последовательно, одну за другой. Расскажите, почему вы выбрали именно такую стратегию? В чем вы видите преимущество для актеров и для фильма в целом?

- Уникальность языка Аарона состоит в определенном, едва уловимом темпе, в котором он рассказывает историю. Я был поражен, наблюдая за тем, как актеры говорят на этом языке, несмотря на то, что понимал – для многих из них это будет непросто.

Поскольку в фильме описываются запуски трех практически независимых платформ, мы получили три относительно самостоятельные части фильма и акцентировали внимание на каждой из них в отдельности и по порядку. Вообще, в кинематографе нечасто бывает, чтобы сцены снимались в той последовательности, в какой были задуманы сценаристами. Но так было лучше и легче для актеров и для всей истории. Актеры смогли полностью погрузиться в свои роли, сосредоточиться на текущей части, тщательно продумать, как их персонаж должен был выглядеть, что чувствовать и о чем говорить в описываемый временной период. Подобный стиль работы позволял актерам взять паузу и собраться с мыслями.

Каждый персонаж претерпевал определенные изменения в каждой из частей фильма, и актерам требовалось некоторое время для адаптации под новые условия. Они репетировали даже за несколько минут до команды «Мотор!». Хотя это было даже к лучшему, поскольку отчасти в этом заключалась философия Джобса. Он не любил просиживать штаны на скучных совещаниях, он был человеком дела. Для него промедление было «смерти подобно». То, как мы репетировали и снимали сцены, надеюсь, давало актерам некую свободу действий. Я целенаправленно старался не использовать маркеры на съемочной площадке, пытаясь создать атмосферу свободы и раскрепощенности. Актеры не должны были беспокоиться о том, где стоят или куда идут. Каждую репетицию мы начинали с фристайла, позволяя актерам двигаться так, как им заблагорассудится. Приближаясь к дате съемок конкретной сцены, мы вырабатывали четкую схему передвижения каждого из актеров, чтобы никто никому не мешал.

Для того чтобы предоставить актерам практически полную свободу перемещения, мы использовали стэдикам, несмотря на то, что эту технологию съемки операторы обычно приберегают для более динамичных сцен поединков или погонь. Стэдикам сам по себе создавал иллюзию постоянного движения и свободы. Наш оператор, работавший со стэдикамом, – Джефф Хэйли – настоящий художник. С учетом освещения, которое настраивал Альвин Кюхлер, Джефф творил настоящие чудеса. Сцены плавно перетекали из одной в другую, а актеры свободно и практически незаметно переходили из акта в акт.

- Почему вы решили снимать весь фильм в Сан-Франциско?

- Сан-Франциско – настоящий Вифлеем цифровой эпохи, родина второй Промышленной революции. Я сам из британского Манчестера, где произошла первая  Промышленная революция около 200 лет назад. Сан-Франциско, как и мой родной город, пропитан богатой историей и мифами и легендами.

Я сразу же проникся идеей снять весь фильм в пределах Сан-Франциско. Мы надеялись, что картине передастся частичка этой невероятной атмосферы.

Я давно заметил, что если отдавать должную дань уважения городу, в котором снимаешь фильм, он отблагодарит тебя. Все, начиная с актеров и заканчивая осветителями, начинают лучше понимать и чувствовать происходящие по сценарию события. Кроме того, мы постоянно встречались с людьми, имевшими самое непосредственное отношение к запуску нового компьютера. Иногда встречи проходили по договоренности, а иногда нам помогал Его Величество Случай.

- Вы намеренно выделили три различные площадки для каждого из трех актов фильма. Почему так?

- Вы правы. С самого первого прочтения сценария я отметил одну из главных сложностей, с которыми мне предстояло столкнуться на съемках, – как сделать так, чтобы три съемочные площадки превратили декоративный стазис в динамику и напряженность? Мы решили снимать каждый из актов фильма на отдельной локации, причем каждая была по-своему уникальна – обладала своеобразной атмосферой, работала на благо развития истории.

- Почему вы выбрали зал FlintAuditorium для первой части, в которой происходит запуск Macintosh?

- FlintCenter в колледже DeAnza находится в самом сердце города Купертино. Именно здесь в 1984 году состоялся запуск революционного на то время компьютера Macintosh. Сцена, с которой вещал Майкл Фассбендер, была той самой, с которой в свое время произносил речь сам Стив Джобс. Так что мы буквально шли по пути прототипа главного героя. Первую часть фильма мы снимали на 16-мм пленку, чтобы создать иллюзию непрофессиональной съемки. Нам было важно подчеркнуть значимость события, а не качество картинки.

Каждый кадр первого акта, кажется, насыщен энергией. Только представьте себе, что запуск «Мака» заложил краеугольный камень того, без чего мы сегодня себя не представляем. Воображение подсказало Стиву Джобсу будущее компьютерных технологий, он представил себе первый, по-настоящему персональный компьютер, машину, которая способна общаться с человеком напрямую. Впервые в истории кто-то решил создать компьютер, который пользователь воспринимал как частичку самого себя. В фильме Стив заявляет, что до 1984 года Голливуд показывал компьютеры страшными монстрами. А он хочет сделать их друзьями пользователей. Очевидно, в то время люди были не готовы к такому повороту событий. На тот момент идея Джобса была обречена на провал. Поставленных целей он добился намного позже.

- Второй акт фильма вы решили показать в декорациях оперного театра Сан-Франциско. Почему вы решили, что оперный театр подойдет лучше всего для демонстрации запуска NeXT?

- Можно долго дискутировать о том, чем руководствовался Стив Джобс, когда решил создать NeXT. Была ли это месть компании Apple или что-то иное. Очевидно одно – NeXT стал его билетом обратно в Apple. Когда Apple понадобилась новая операционная система, Джобс охотно предложил им рассмотреть операционную систему NeXT. По сей день во всех продуктах компании Apple успешно функционируют некоторые элементы, разработанные для NeXT.

Нам была нужна локация, которая бы отражала мстительный настрой гения. Именно поэтому мы выбрали оперный театр с его бархатным занавесом и позолотой. Второй акт должен был создать практически романтическую атмосферу. Мы снимали эту часть на пленку 35-мм, изображение получилось очень красивым и мягким, особенно в сравнении с первой частью, которая снималась на пленку 16-мм. Дизайн интерьера, движение камеры, саундтрек – все должно было подвести зрителей к сладостному чувству мести. Мы хотели, чтобы зрители всеми фибрами души прочувствовали, насколько гениальным был план мести, который разработал Стив. Буквально все в этом акте сводилось к тематике расплаты. Это чувствовалось в каждом движении актеров, особенно в противостоянии Стива и Джона Скалли.

- Расскажите о дизайне и съемках третьего акта фильма, в котором запускается iMac.

- Третий акт рассказывает нам о будущем, проводя четкие параллели между новейшими изобретениями 1998 года и современными способами управления информационными потоками. iMac сделал Интернет неотъемлемой частью нашей повседневной жизни. Этот акт мы снимали в футуристическом Симфоническом зале имени Луизы М. Дэвис в центре Сан-Франциско. И снимали мы на ALEXA – современную цифровую камеру с невероятным количеством передаваемых пикселей и потрясающим разрешением. В третьем акте мы продемонстрировали новые открывшиеся перед командой Джобса возможности. Возвращение Стива в Apple и представление iMac ознаменовали начало новой эры.

- Мы уже затрагивали вопрос интенсивных репетиций, но не могли бы вы подробней рассказать о процессе подготовки Майкла Фассбендера к роли? Что убедило вас в том, что он сможет вжиться в образ?

- Я никогда в жизни не работал с актером, который бы прошел через столько, сколько прошел Майкл, когда готовился к роли Джобса. Я никогда не видел, чтобы он подсматривал в сценарий или отвлекался во время работы. При этом ему каждый день нужно было запоминать довольно продолжительные и сложные монологи, сопоставимые разве что с тирадами Гамлета или короля Лира. Он впитывал сценарий, словно губка. Мне иногда казалось, что у человека просто феноменальная память – ему ничего не нужно было учить наизусть, достаточно просто один раз прочитать. При этом память его никогда не подводила, не представляю, чтобы он сказал: «Какая там у меня дальше реплика?» Он знал сценарий так, словно сам написал его и во время съемки мог целиком и полностью акцентироваться на эмоциональной составляющей своего персонажа. Нам всем казалось, что он был способен создать нечто великое буквально из ничего. Мне всегда казалось, что в Майкле есть что-то от Джобса. В нем есть какое-то необъяснимое качество, заставляющее всех окружающих обращать внимание на то, что он делает или говорит. Порой он может нагнать на окружающих страху. Кроме того, у него острый ум и отличное чувство юмора, слава Богу. В сценарии была масса неоднозначных шуток, и Майкл был способен жонглировать остротами и саркастическими замечаниями с невозмутимостью профессионального юмориста. А в нужные моменты он становится грозным и страшным, мы не раз убеждались в этом на репетициях. Мне невероятно повезло, что за столь филигранно прописанную в сценарии Соркина роль взялся такой актер. Мне оставалось убедиться в том, что ему ничего не мешает.

- Кейт Уинслет пришлось серьезно поработать над ролью Джоанны Хоффман. Расскажите о процессе ее перевоплощения.

- Когда на главную роль соглашается Фассбендер, надо заполучить актеров соответствующего ранга и на остальные роли. Что мы и сделали. Кейт – невероятная актриса. Она очень талантлива, но я, как выяснилось, никогда не отдавал отчет в том, насколько тщательно она готовится к роли. С ней очень приятно работать, она крайне позитивно относится ко всем аспектам производственного процесса, даже к реорганизации массовки между дублями! Джоанна Хоффман – одновременно и незаменимый помощник, и психолог, и психотерапевт, пытающийся удержать в рамках человека, который всеми силами стремится из этих рамок вырваться. Кейт буквально вжилась в эту роль. Изо дня в день мы видели ее только в образе Джоанны, неважно были ли у нее в этот день съемки или нет.

Как и Майкл, Кейт по достоинству оценила живой язык, которым был написан сценарий. Для профессиональных актеров музыкальность стиля повествования Соркина стала альфой и омегой вживания в образ. Им достаточно было прислушиваться к тому, как сценарист описывал их героев. Тончайшие нюансы невозможно было пропустить, актеры моментально улавливали любое минимальное изменение тональности и подстраивались под новое звучание. Это похоже на прослушивание классических произведений кем-то с абсолютным слухом – достаточно взять несколько аккордов Моцарта, и человек моментально понимает, что это за произведение.

Соркин много времени посвятил беседам с самой Джоанной Хоффман и отвел героине едва ли не судьбоносную роль в сценарии, несмотря на то, что в книге Уолтера ей уделено всего несколько страниц. Наша история – это также и ее история. Джоанна чувствует вину за то, что не заставила Стива наладить отношения с Лизой до того, как девушка отправилась в колледж. Этот момент Аарону удалось удивительно точно передать в сценарии, а Кейт сыграла его именно так, как было нужно. Она поняла всю сложность сложившейся ситуации и передала это своей актерской игрой.

- Расскажите, пожалуйста, как над ролью Стива Возняка работал Сет Роген.

- Стив Возняк присутствовал на многих репетициях, и мы с ним много беседовали о его отношениях с Джобсом и о компании Apple в целом. Сет уловил самую сущность Воза. Это трудно передать словами, но в игре Сета было что-то такое, что рассказывало о Возе намного больше, чем можно себе вообразить. Мы все знаем Сета как замечательного комика. Но на самом деле, он очень серьезный, амбициозный и профессиональный актер, способный справиться практически с любым амплуа.

Воз верит в то, что гений может быть одаренным и легким по характеру одновременно. По его мнению, одно не исключает другого. Этот тезис проходит красной ниточкой через весь фильм. Воз отчаянно пытается заставить Джобса признать важность прошлого, ведь первые шаги не менее важны, чем инновационные достижения настоящего. Но в сознании Стива Джобса есть место только для инноваций. Джобс нацелен исключительно на будущее и не намерен оборачиваться, чтобы взглянуть в прошлое. Воз утверждает: «Да, инновации играют важную роль в развитии. Но развитие было бы невозможно без тех, кто был до тебя». Каждый из нас зависит от предшественников, и тот, кто это понимает, имеет моральное право включить и себя в список великих новаторов. Однако все попытки Воза провалились. Лучший друг не понимает его, и это вызывает огромный конфликт. При всем этом Воз в исполнении Сета был неиссякаемым источником оптимизма и стоически нес ярмо этой непростой дружбы.

-Какую роль вы отвели саундтреку? Какую историю должна рассказывать музыка в каждом из актов? Не могли бы вы рассказать о том, как вы работали с композитором Дэниэлом Пембертоном?

- Вдохновение для музыки первого акта Дэниэл черпал в электронных звуках начала компьютерной эпохи. Большая часть нашей аудитории (и с каждым годом это число увеличивается) выросла уже после цифровой революции. Наш зритель в массе своей уже не помнит, что собой представляло первое поколение компьютеров, хотя оцифрованный звук тогда казался чем-то фантастическим. Мне этот аспект показался очень интересным, и Дэниэл использовал эти звуки в музыкальном оформлении первой части фильма.

Во втором акте звучат две музыкальные темы. Первая – легкая оперная музыка. Почти невесомое аллегро позднее становится вовсе беззаботным и даже в чем-то причудливым. Во второй половине акта также звучит оперная музыка, но куда более насыщенная и уверенная, свидетельствующая о судьбоносных событиях. Такая музыка стала идеальным оформлением нескольких сцен, в которых Скалли спорят с Джобсом. В третьем акте музыка будет нечастым, но достаточно элегантным сопровождением видеоряда. Она будет очень простой и понятной… как все, что изобретал Джобс.

В определенный момент фильма Стив сравнивает себя с дирижером, говоря, что он не играет на инструментах, а управляет оркестром. Не могли бы вы объяснить, что он имел в виду?

Джобс не был ни инженером, ни программистом. О сборке компьютеров у него были самые поверхностные знания, но он мог организовать работу других специалистов. Мы, режиссеры, в сущности, занимаемся тем же самым. Я не знаю о ракурсах съемки и методике установки осветительного оборудования столько, сколько знают профессиональные операторы и осветители. Я, разумеется, не смогу сшить костюм или наложить грим, но я (надеюсь) могу организовать всех специалистов так, чтобы фильм был снят качественно и в отведенные сроки.

- Что, как вам кажется, вынесут для себя зрители вашего фильма?

- Надеюсь, аудитория увидит, как весь мир изменился благодаря одному человеку, его неутомимой энергии, проницательному уму, абсолютному самопожертвованию и стремлению сделать нашу жизнь лучше. Увы, ради достижения своей цели ему пришлось практически полностью пожертвовать всеми прочими радостями жизни. 

Я, к сожалению, не смогу сказать, какие выводы сделают для себя зрители нашего фильма, как и Стив Джобс вряд ли смог бы предугадать, что мы с вами будем писать на экране наших iPad. Как все творческие люди, мы хотели лишь создать нечто прекрасное и поделиться этим с другими. Самое замечательное и ужасное состоит в том, что зрителю самому решать, насколько мы справились с поставленными задачами.

Компания «ДВАДЦАТЫЙ ВЕК ФОКС СНГ» предлагает вашему вниманию видеоинтерью с героями России, летчиками-космонавтами: Фёдором Юрчихиным, Александром Самокутяевым, Александром Скворцовым - с московской премьеры фильма режиссёра Ридли Скотта «МАРСИАНИН».

Вот уже 8 лет в эфире ТНТ с большим успехом идет самый зачетный ситком страны – «Универ». За это время можно получить два высших образования и сдать шестнадцать сессий! Сегодня у актеров сериала миллионные толпы фанатов, а их персонажи давно считаются полноценными членами тысяч семей по всей России. Зрители не просто смотрят «Универ» – они злятся на Мартынова вместе с Кристиной, признаются в любви Маше Беловой вместе с Будейко, выкручиваются из щекотливых ситуаций вместе с Майклом и отчитывают Иваныча вместе с Яной Семакиной. 

В связи со всем вышесказанным впервые за 8 лет мы решили проникнуть на кухню ситкома и узнать, кто и как пишет новые серии «Универа», каким образом удалось создать таких цепляющих персонажей, во сколько времени и труда обходится одна 20-минутная серия… да и вообще, как так можно: писать 8 лет один сериал так, чтобы над твоими гэгами до сих пор все смеялись? 

Приоткрыть занавесу тайны нам помог креативный продюсер сериала Евгений Соболев. 

- Евгений, новые серии выходят в эфир примерно спустя год после съемок. С чем связана такая задержка?  

- На самом деле бывает по-разному. Бывает и через полгода, а бывает практически сразу после завершения съемок. Однажды ТНТ уже начал показывать новый сезон, а мы еще доснимали его последнюю серию. 

- Как вы принимаете решение о вводе нового персонажа в сериал? Чем это обычно обусловлено?

- Обусловлено разными причинами. Иногда актеры уходят «по собственному желанию», и мы придумываем замену их персонажам. Так было в случае с Кузей (Виталием Гогунским). Благодаря его уходу мы придумали Валю Будейко (Саша Стекольников). Иногда мы понимаем, что какие-то отношения в сериале нужно оживить. Именно так в пару к Антону и Кристине была придумана Юля Семакина (Настя Иванова). Получился очень интересный «любовный треугольник». А бывает, что нам нравится какой-нибудь актер, который снялся в эпизоде, и мы намеренно выводим его персонажа на передний план. Так было в случае с «гопниками» Иванычем (Костя Шелягин) и Киселем (Гриша Кокоткин). 

- Вы сразу вписываете нового персонажа в несколько сезонов? Или сначала смотрите на отклик зрителей и оставляете героя лишь в случае их заинтересованности?

- Сразу. Причина проста: от придумывания серий до их показа на ТНТ проходит довольно большое количество времени. Тем не менее, мы обращаем внимание на отклики зрителей по поводу того или иного персонажа. И иногда стараемся внести исправления, чтобы улучшить наших персонажей. 

- Снято уже огромное количество серий «Универа», однако вы продолжаете смешить аудиторию и удерживать высокие рейтинги. Откуда берете идеи для сюжетов и как умудряетесь не повторяться в шутках и ситуациях?

- Из жизни. Наши персонажи не стоят на месте. Они растут, взрослеют. У них появляются новые проблемы. И это, в свою очередь, дает новые истории. 

- Принято ли у вас менять сценаристов через какое-то время? Бывает, что люди исписываются?

- Конечно, все исписываются со временем, но с нами пока такого не случалось, потому что… Потому что мы крутые!

- Общаетесь ли вы с актерами сериала? Выслушиваете их идеи по поводу своих персонажей? Принимаете во внимание?

- Мы регулярно общаемся с ребятами. У нас даже есть традиция: перед каждым новым сезоном встретиться с актерами, посмотреть несколько серий и вместе их обсудить. Были случаи, когда звонил актер и говорил: «А я же еще умею петь / танцевать степ / жонглировать», – и из этого рождались какие-то истории. 

- Сейчас в сериале все идет очень гладко – все персонажи состоят в отношениях, все более-менее счастливы. Стоит ли зрителям ожидать пополнений у каких-то пар?

- О, не переживайте, периоды затишья в «Универе» длятся недолго! Ведь за героями всегда интереснее наблюдать в каких-то стрессовых ситуациях, когда они выбиты из привычной колеи. И наша задача – поместить их в эти ситуации. А что касается детей, то есть замечательный спин-офф «Универа» – сериал «САШАТАНЯ». Там как раз говорится о проблемах молодой семьи с ребенком. 

- Как вы считаете, почему у сериала такой стабильный успех? Кто они – поклонники «Универа»? На какого зрителя вы ориентируетесь, придумывая очередную серию?

- Потому что мы рассказываем истории, которые близки и знакомы каждому зрителю. Каждый из нас учился, прогуливал, влюблялся, расставался, пытался устроиться на работу и т.д. Мне кажется, что в основном наша ЦА – современная молодежь, но встречаются и люди других возрастов. Сериалу «Универ» в этом году исполняется восемь лет. И те, кто начинал смотреть его восемь лет назад, продолжают следить за героями, хотя сами уже далеко не студенты. 

- Смотрите ли вы сами сериал «Универ»? Делаете это для корректировки своей работы или просто в удовольствие?

- Конечно. До выхода серии в эфир, я смотрю ее раз пять – шесть, на разных стадиях готовности. И дома, если натыкаюсь на «Универ», то канал не переключаю. 

- Вы пытаетесь как-то предугадать тенденции, чтобы актуализировать ситуации и шутки?  

За тенденциями, конечно же, следим. Если на экране герои пользуются пейджерами, а в реальном мире люди уже говорят по мобильным телефонам, – зритель не будет верить в то, что эти персонажи живут с ним в одной реальности. 

- Как распределяется работа между сценаристами? Сколько по времени пишется одна 20-минутная серия?

- Существует креативная группа, она придумывает сюжет серии. Составляет поэпизодный план. В целом это занимает от 3 до 5 дней. Далее в работу вступают авторы диалогов. Они работают над серией порядка 7 – 10 дней. Потом возвращают на редактуру креативной группе. Исправление занимают еще 2 – 3 дня. Итого 15 – 20 дней. Конечно, есть исключения, так называемые специальные серии – новогодняя, «Зомби» и др. Они пишутся дольше. 

- Хотелось ли кому-нибудь когда-нибудь убить кого-нибудь из героев в сценарии? Надоело писать про него, образ себя изжил, не дает дороги новым героям…

- Да, конечно. Например, в этом сезоне умрет… (далее неразборчиво) 

Смотрите новые серии ситкома «Универ» с 12 октября в 20:00 на ТНТ!

С 21 сентября в эфире телеканала ТНТ стартует новый киносериал «Измены» - невероятная история молодой женщины, у который был муж и трое любовников. Одну из главных ролей сыграл актер Евгений Стычкин .

- Какой ваш герой, Юра?

- Юра типичный представитель бизнес-элиты, он вполне адекватный чело- век, следит за собой, хочет быть модным, хочет долго жить. Он любит свою жену. Не то чтобы невероятно влюблен, но он привык к ней: она высокая, красивая, хорошо одета.

- Вы сразу увидели Юру таким, какой он в итоге получился, или долго его одушевляли?

- Нет, мы все время удивлялись на площадке, когда Юра вдруг себя проявлял как-то неожиданно. Сначала было не очень понятно, каким он будет. А потом пришли детали типа очков, галстуков и маникюра. Мы все время что- то накидывали, придумывали, и он выкристаллизовывался. Наша история частично фантастическая, и все, кого мы играем, - это всегда собирательные образы. И так как мы влюблены в своих персонажей, мы их немножко идеализируем.

- У Юры непростые отношения не только с Дашей, но и с тещей.

- Для Юры самое главное, чтобы в его жизни все было расставлено по своим местам, в соответствии с его представлениями о правильности. Ему не так сильно важна эмоциональная составляющая. И Даша ему в этом не помощник, а ее мама, его теща, — да. Поэтому он с ней больше разговари-вает, больше обсуждает проблемы и больше пытается договориться, чем с Дашей. Даша - это вещь, которая должна стоять на этой стороне полки, а она, зараза, все время пытается встать на другую сторону.

- Про что, на ваш взгляд, сериал «Измены»?

 - Это сериал про любовь. И про то, что она бывает очень разной и может тебя застать ненароком в любую секунду. Что человек, конечно, должен сле- довать зову сердца. Изменит ли сериал отношение зрителей к моногамии? Не думаю. Но мы такой задачи и не ставили. Я думаю, что «Измены» - это задорная и довольно правдоподобная история, рассказанная абсолютно современным киноязыком. И она обязательно спровоцирует зрителей на какие-то мысли.

 

Смотрите киносериал «Измены» с 21 сентября в 21.00 с понедельника по четверг на ТНТ.

Страница 4 из 10
Default Theme
Layout Direction
Body
Background Color [r]
Text color [r]
Top
Top Background Image
Background Color [r]
Text color [r]
Bottom
Bottom Background Image
Background Color [r]
Text color [r]